Мнение: Русский ребенок в эстонской школе.

В последнее время по известным причинам увеличилось количество русскоязычных детей в школах с эстонским языком обучения. А в школах с русским языком обучения увеличилось количество т.н. «классов погружения», где обучение идет только на эстонском языке. Родители все чаще встают перед проблемой — как сохранить «русскость» ребенка, дать ему хороший русский язык, знания по родной литературе, культуре, истории. Что делать? Об этом Reval Media Agency рассказала доктор педагогических наук, директор Школы русского языка при Институте Пушкина Инга Мангус.

— Как давно существует ваша школа?

— Уже больше 10 лет.

—  А как возникла сама идея?

Когда мои дети пошли в эстонскую школу, то стал вопрос,  как быть с их русским языком, да и, вообще, с русским культурным багажом. Сначала пытались заниматься сами, но то времени нет, то сил. Словом, причина всегда найдется. Взяли  домашнего учителя. Потом присоединились соседские дети. И пошло – поехало. Сейчас в школе около 90 человек.

— А когда и как часто проходят занятия?

— По субботам и воскресеньям в нескольких возрастных группах. По 4 академических часа. В итоге часов получается даже больше, чем в обычной школе.

— То есть это воскресная школа?

— Мы называем ее школой дополнительного образования. Это точнее. Все-таки язык у нас это приоритет. При этом есть и развитие речи, русская литература, история русской культуры. Словом всё то, чего так не хватает русским детям в эстонских школах.

— Какая основная проблема у таких детей? Кто «клиент» Вашей школы?

— Наши учащиеся это в 90% случаев русские ребята из школ с эстонским языком обучения. Их основная проблема…. Если в двух словах, то это отсутствие навыка письма. Они не умеют писать. Очень маленький словарный запас, с трудом читают, нет русского культурного фона (пословицы, поговорки, фразы из фильмов и мультфильмов, не знают литературных персонажей).

— А куда же смотрят родители?

— Родители разные. Кто-то видит проблему, но нет времени. Решение откладывается на завтра. Кто-то ее не видит, ждет, когда пойдет русский язык в школе. Но,  школа-то  эстонская, а потому язык пойдет как иностранный и с 6го класса. Третьим  — жаль своих чад,  все-таки дополнительная нагрузка. Четвертым лень возить детей по выходным в школу. Причин много. Спохватываются тогда, когда выясняется, что ребенок не может складно прочесть элементарный  русский текст или написать по-русски СМС, записку. Вот и приходят к нам мальчики и девочки 14-15-ти лет, а то 17-ти лет.

— У вас какая-то специальная программа? Какова методика работы с такими детьми?

— Да у нас есть программа. Наша школа зарегистрирована в Министерстве образования и науки Эстонии. Есть даже специальный учебник для таких детей, кстати, единственный в Эстонии „Tere, русский язык!», вместе с рабочей тетрадью.  Это первая ступень, начиная с 6 класса. Мы его написали исходя из опыта практической работы в нашей школе. Сейчас выпустили 2 ступень „Tere, русский язык! -2 или Глокая Куздра», уже до 9 класса.

— Ну, и как результаты после посещения вашей школы? Каков итог?

— Результат, на самом деле, очень неплохой. Мы взяли государственные тесты за основную школу, т.е. 9 класс включительно, и дали нашим ребятам.  Все написали работы просто отлично!.

— А какой-то итоговый документ ваша школа предполагает?

— Во-первых,  у нас есть традиционные табели. Ну, и, конечно, по итогам мы выдаем сертификат Школы русского языка Института Пушкина.

— И последний вопрос. Видите ли вы какие-то новые тенденции в вопросе сохранения самоидентичности русского ребенка?

— Да. Так, например, увеличилось количество ребят из школ с русским языком обучения. Видимо, причина тому общее уменьшение количества часов по русскому языку и литературе и желание родителей дать детям «крепкий» родной язык.

Share