Русский след Давида Смойлова

1 июня 2020 – исполнилось сто лет со дня рождения одного из крупнейших русских поэтов.

В Эстонии в силу разных исторических причин можно обнаружить множество «русских следов». Так уже получилось, что практически любой житель Эстонии сможет сходу назвать сразу несколько имен, связанных с Россией: Беллинсгаузен, Крузенштерн, Барклай-де-Толли. И, какие имена! Но, вот все ли сходу вспомнят поэта Давида Самойлова, автора легендарных строк «сороковые — роковые, свинцовые, пороховые»? Молодое поколение точно уж вряд ли…

***

Столетие со дня рождения поэта Давида Самойлова для Эстонии, и города Пярну, в частности, где он жил и творил, событие более, чем заметное. Самойлов с семьей переехал в небольшой курортный город в середине 70-х годах прошлого века. В летней столице Эстонии поэт жил и творил, дышал морским воздухом, отдыхал от московских суетных будней. Здесь он провел последние годы жизни, здесь он и похоронен на Лесном кладбище, куда каждый год 1 июня приходят его почитатели, чтобы отдать дань памяти поэта.

Эстония помнит и любит поэта, а Самойлов любил свой Пярну, его тихие улочки ведущие к морю, длинный песчаный пляж. В одной из своих книг — «Улица Тооминга» Давид Самойлов напишет, что Пярну это «…идеальные условия для размышления и творчества». И, да поэт издал в Эстонии шесть книг, в том числе и на эстонском языке.

***

О поэтическом творчестве Давида Самойлова написаны горы книг и мегабайты интернет статей: кого переводил, о чем писал, разборы стихов, поэм. А, вот в чем «русский след» Самойлова в Эстонии?

По большому счету, в том, что, конечно, сам о том не думая, он эмоционально, на ассоциативном уровне связал две близкие ему земли, Россию и Эстонию. Автор материала не филолог, и весьма далека от этого, но «связь земель» именно то, что сразу чувствуешь, прикоснувшись к миру поэзии Давида Самойлова.

Этот человек пройдя свой жизненный путь, начатый в Москве в 1920 году и завершенный в Пярну в 1990, оказался близок всем: участникам Второй мировой войны, где бы они не жили – своими «сороковыми роковыми», послевоенному поколению лириков – своей «ахматовско-пушкинской» простотой метафор и ментальной доступностью стихов, а молодому поколению, если вдруг, пусть случайно откроют его книги, – увидится мостик между Пярнуской улицей Тооминга, где он творил до своего последнего дня  до его дома в подмосковной Опалихе.

***

Что еще связывает Самойлова с Эстонией? Эти связи множественны. Скажем, общая диссидентская ментальность советского поэта и новоявленной советской Республики. Не будучи диссидентом в жизни, Самойлов открыто общался с А. Д. Сахаровым, дружил с Юлием ДаниэлемАнатолием ЯкобсономЛидией Чуковской. Подписал письма в защиту Даниэля и Синявского (1966), Гинзбурга и Галанскова (1968). За что, конечно, был «наказан» советской властью — издательстве «Художественная литература» уничтожили набор его стихотворной книги.

***

Русский след Самойлова остался в душах живущих в Эстонии людей: учителей и школьников, писателей и ученых, с которыми дружил и общался поэт.

Виктор Перелыгин — учитель русского языка и литературы в эстонской гимназии Койдула вспоминает: «Я приглашал его в школу Койдула в спецкласс по русскому языку. Он с удовольствием выступал, и дети его хорошо принимали. A потом у нас сложилась традиция. Один-два раза в год он встречался с учениками, рассказывал о своей семье и творчестве. Но главное, как говорили сами ученики, им было интересно видеть живого поэта».
«Он в какой-то мере формировал наши литературные вкусы. …Самойлов завершал наше образование, до сих пор каждый год мы с ребятами изучаем его творчество…К нам приезжают ученики из Петербурга… И осенью мы изучаем Пярну в стихах Давида Самойлова», — рассказывает учитель русского языка и литературы Татьяна Клевцова.

Еще один след поэта Самойлова …Математик Яак Кянд с Самойловым и его поэзией познакомился случайно. Ученый гулял по Пярну и увидел на одном из домов памятную табличку с именем поэта. Он заинтересовался персоной. Через несколько лед Кянд перевел на эстонский почти около полусотни стихотворений Самойлова. Его переводчиками также Яан Кросс, Аве Алавайну и Антс Реоли. В свою очередь сам поэт переводил эстонских авторов от Лидии Койдула до Пауля –Эрика Руммо. У Давида Самойлова было много друзей среди эстонских поэтов и писателей: Леон Тоом, Дагмар Нормет, Эллен Нийт, Яан Кросс.

***

Самойлов умер на 70-м году жизни, прожив в Эстонии 14 лет, в здании Таллиннского драматического театра (сейчас Русский театр), после выступления на вечере, посвященном 100-летию Бориса Пастернака. Советский поэт в диссидентской Эстонии, читая русского Пастернака ….

Мемориальные доски установлены на домах, где Самойлов жил в Москве и в любимом поэтом Пярну, на небольшом деревянном домике на улице Тооминга — последний «русский след» Давида Самойлова в Эстонии. К столетнему юбилею поэта в Пярну торжественно открыли скамейку, приехали его друзья и знакомые. 

Следы, следы, следы….русские следы Давида Самойлова в Эстонии.

Сороковые, роковые,
Военные и фронтовые,
Где извещенья похоронные
И перестуки эшелонные.

Гудят накатанные рельсы.
Просторно. Холодно. Высоко.
И погорельцы, погорельцы
Кочуют с запада к востоку…

А это я на полустанке
В своей замурзанной ушанке,
Где звездочка не уставная,
А вырезанная из банки.

Да, это я на белом свете,
Худой, веселый и задорный.
И у меня табак в кисете,
И у меня мундштук наборный.

И я с девчонкой балагурю,
И больше нужного хромаю,
И пайку надвое ломаю,
И все на свете понимаю.

Как это было! Как совпало —
Война, беда, мечта и юность!
И это все в меня запало
И лишь потом во мне очнулось!..

Сороковые, роковые,
Свинцовые, пороховые…
Война гуляет по России,
А мы такие молодые!

Материал подготовлен на основе отрытых источников.

Автор: Катрийн Мангус

Share