В конце сентября состоится первое заседание бюро Общества русской словесности. Одна из главных задач, стоящих перед ним, – разработка концепции языковой политики России и уточнение понятия русского языка как государственного. О том, почему именно эти вопросы стоят сегодня на повестке дня, рассказывает председатель попечительского совета фонда «Русский мир», президент Российской академии образования лингвист Людмила Вербицкая.
В конце сентября состоится первое заседание бюро Общества русской словесности. Одна из главных задач, стоящих перед ним, – разработка концепции языковой политики России и уточнение понятия русского языка как государственного. О том, почему именно эти вопросы стоят сегодня на повестке дня, рассказывает председатель попечительского совета фонда «Русский мир», президент Российской академии образования лингвист Людмила Вербицкая.
– На съезде Общества русской словесности было принято решение начать разработку концепции государственной языковой политики Российской Федерации в условиях глобализации. На Ваш взгляд, какие основные моменты должны быть учтены в этой концепции?
– Вообще, этот вопрос очень сложный. Сравнительно недавно – в марте – была закончена работа над концепцией филологического образования. Эту концепцию мы готовили очень долго: сначала в Российской академии образования около полугода, потом Сергей Евгеньевич Нарышкин создал свою комиссию при Государственной Думе. И в результате у нас получилось около 27 страниц концепции, а Министерство образования передало на подпись главе правительства 9 страниц. И 9 апреля Дмитрий Анатольевич Медведев этот документ подписал. И вот получается, что концепция есть, но работать по ней непросто.
Поэтому, когда мы уже создали Общество русской словесности, мы поняли, что должна появиться очень серьёзная концепция языковой политики России вообще. Тем более что у нас есть Совет по русскому языку при правительстве, есть Совет по русскому языку при Президенте. Владимир Владимирович Путин обещал, что он даже сам иногда будет присутствовать на наших встречах, и действительно организовал совместное заседание двух Советов – по русскому языку и по межнациональным отношениям.  И там тоже вопросы языковой политики поднимались. Потому что Россия – страна особая, и у нас, конечно, государственным языком является русский, но вместе с тем у нас более 150 национальных языков, в учебный процесс вовлечены 89, а 3 фигурируют в качестве языков обучения.
Все эти вопросы очень сложные и должны быть учтены. В частности, на этом совместном заседании обсуждались вопросы обучения русскому и национальным языкам в национальных школах. У нас в стране 40 тысяч школ, и в 4 тысячах из них идёт преподавание на родном языке. Очень важно, чтобы соотношение часов, которое отводится в школьных программах на русский язык и на национальный, тоже очень внимательно рассматривалось, – число часов на русский язык не должно уменьшаться.
По-видимому, до конца сентября соберётся бюро Общества русской словесности, в которое входят 13 человек, и мы рассмотрим все эти вопросы. Хотя подготовка концепции языковой политики ведётся всё время и споров тут очень много. Скажем, вопросы русского языка как государственного сейчас очень серьёзно разрабатываются в Санкт-Петербургском университете. Ректор Николай Михайлович Кропачёв, несмотря на то, что сам он юрист, тоже принимает в этом активное участие. Предложения университета мы разослали членам Советов при Правительстве и при Президенте. Будем ждать результатов.
На заседании бюро мы ещё рассмотрим вопросы создания региональных отделений Общества, которые тоже должны принять участие в подготовке концепции.
– Также в постановлении съезда говорилось о необходимости разработки на государственном уровне программы поддержки чтения. Можно ли в связи с этим говорить о необходимости введения «Золотого канона русской словесности» – списка необходимых для изучения в школе книг? 
– На самом деле, список-то ведь есть. Три года назад Владимир Владимирович Путин, который очень глубоко интересуется проблемами языковой политики, попросил нас составить список приблизительно из ста книг. И мы такой список подготовили. Потом, правда, туда вносили изменения все, кто хотел. Но основа у нас, безусловно, есть. Из тех, кто очень глубоко этими проблемами занимается, – это профессор Петербургского университета Елена Ивановна Казакова. Елена Ивановна предложила программу «Читайград»: дети неделю «живут» в сказочной стране, где улицы называются как произведения лучших писателей. Мы уверены, что те, кто через это прошёл, будут и в дальнейшем читать обязательно.
Мы прекрасно понимаем, что нельзя считаться образованным человеком, не  зная того, что написали Александр Сергеевич Пушкин, Достоевский или Толстой. Правда, «Войну и мир» я бы в школе не изучала – в течение всей своей жизни я открываю этот роман и что-то новое ещё узнаю, потому что он глубокий и философский, а дети запоминают только то, кто кого любил и разлюбил. Но без этих произведений жить невозможно. И совершенно ясно, что лучшие произведения советской литературы, конечно, тоже нельзя убирать. А наша современная литература, к сожалению, такая, что не знаешь, что и посоветовать для чтения в школе.
Но ведь тут очень многое зависит и от того, как ребёнка воспитывают в семье. Я много говорю о том, что пока ребёнок находится в организме матери, ему необходимо читать. И потом тоже, как только родился ребёнок – это с первой минуты важно, – не думая, понимает он что-то или нет. Дети очень много понимают.
 
Вы знаете, на днях я была во Владимире – там провели очень интересную конференцию «Воспитание – инвестиции в будущее», в которой участвовали около 450 учителей. Во Владимире совершенно удивительный губернатор – Светлана Юрьевна Орлова – я таких больше не знаю, хотя со многими губернаторами знакома.  Она понимает, как важно с раннего детства давать основы образования – даже не с трёх лет, а ещё раньше. И там уже несколько детских садов открыли, куда берут детей с годовалого возраста, – не ясли, а именно детсады. Там действительно практически выстроена концепция дошкольного воспитания. И я уверена, что те дети, которые пройдут через такие детские сады, будут любить чтение.
– Вы в своих выступлениях подчёркиваете необходимость сохранения чистоты русского языка – в частности, об этом также шла речь на состоявшемся недавно Всемирном форуме соотечественников «В единстве с Россией». На Ваш взгляд, какие меры необходимо принять для этого?
– Во-первых, должны быть яркие и творческие учителя в школах и воспитатели в дошкольных учреждениях – их речь должна быть образцом для детей, чего зачастую нет. Я до сих пор помню своих учителей и в первом классе, и в пятом, и в других. Сейчас, к сожалению, таких очень немного.
Существуют большие проблемы, связанные с педагогическими вузами, – Академия образования будет очень серьёзно заниматься этим вопросом. Я всё время говорю о том, что для поступающих в педагогические вузы должны быть особые требования. Правда, в последние два года, мне кажется, такие изменения произошли.  В прошлом году я вручала дипломы выпускникам нашего Московского педагогического университета и спрашивала всех, где они собираются работать. И оказалось, что многие из выпускников уже работают в школе. Если это произойдёт – если талантливая молодёжь придёт в школу, то они смогут привить ребёнку любовь к языку.
Второе – у нас нет учебника, который бы ребёнок с удовольствием открывал. Как известно, Российская академия образования проводит лицензирование учебников. Ну не видела я пока ни одного учебника, про который можно было бы сказать: это то, что нужно детям. Я очень надеюсь, что в ближайшее время появится такая школьная линейка учебников для всех классов.
И ещё один момент – общество не должно быть равнодушно к тому, что слышит. Почему-то считается неловким поправить человека, указать ему на ошибку. Есть люди, которые прекрасно говорят, и если я вдруг замечаю какую-то ошибку и им пишу, они благодарят. Но есть и другие, которые недовольны, если их поправляешь. Мне кажется, если наше общество не будет к этому равнодушно – к культуре речи, – это тоже поможет. Ведь у нас удивительный язык – и яркий, и образный, интонационно очень богатый.
– Ещё один интересный момент – создание федеральной площадки для профессионального общения учителей языков народов России и русского языка. По Вашему мнению, для чего необходима такая площадка и каким именно образом она может функционировать?
– У нас много таких площадок. В начале октября в Казани пройдёт конгресс Российского общества преподавателей русского языка и литературы – там тоже будет много дискуссий, мастер-классов. То есть мы понимаем, что учитель – это, конечно, главная фигура во всей нашей деятельности. Единственное, что у нас пока не очень хорошо отлажено, – это система повышения квалификации. И мы сейчас над этим думаем.
– Новый министр образования Ольга Васильева уже сказала, что планируется введение устной части в экзамен по русскому языку. Вы в своём выступлении на съезде Общества русской словесности упомянули, что Санкт-Петербургский университет подготовил предложения, как это сделать. Не могли бы Вы рассказать об этом?
– Мы разработали эти предложения ещё два года назад, и Ольга Юрьевна как раз об этом знала: мы с ней довольно тесно общались, когда создавали Общество русской словесности. В начале сентября мы уже это детально обсуждали с главой Рособрнадзора Сергеем Сергеевичем Кравцовым. И мы понимаем, что с 2017 года ввести устную часть довольно трудно. Попробуем сначала это сделать на экзаменах в 9 классе, чтобы подготовить учащихся к ЕГЭ экзамену в 2018 году. Это очень трудоёмкий процесс, но это совершенно необходимо. Потому что мало кто умеет хорошо говорить.
– На Всемирном форуме соотечественников Вы упомянули о том, что уже завершено формирование рабочих групп Общества русской словесности. Расскажите, пожалуйста, какими конкретно направлениями работы они займутся.
– Да, состав групп известен, руководители тоже. После того как мы проведём заседание бюро, мы их всех соберём – у нас есть их предложения по программе действий. Важно, чтобы организация уже начала жить и работать. Мы подбирали в первую очередь творческих, инициативных руководителей. Таких, как Елена Ивановна Казакова, Сергей Игоревич Богданов – проректор Санкт-Петербургского университета. Очень важна группа, которая будет заниматься проблемами библиотек, – в том числе школьных.
Хочу ещё добавить, что каждый человек сам должен понимать, что правильно говорить по-русски – это престижно. Попробуйте найти сегодня секретаря, который не только компьютером владеет, а ещё прекрасно знает русский язык, умеет написать любую бумагу и сам прекрасно говорит. Это очень сложно. Мне кажется, если мы поймём, что правильно говорить по-русски, используя яркий образный язык, – это престижно, то, наверное, все будут к этому стремиться. Мне бы очень хотелось, чтобы все поняли, что лучше нашего языка в мире нет. Михаил Васильевич Ломоносов очень давно об этом сказал.
Источник: http://www.russkiymir.ru/
Share